January 17th, 2012

немного света для таянья тьмы

люди хотят хорошего, но чтобы не противного
и хотят быть на стороне на стороне доброго и светлого, но чтобы оно не было приторно благостным
и жаль, что не так уж много на свете того, где баланс такого рода соблюден.

но хорошо, что такое есть - как например замечательно известная книжка Наринэ Абгарян "Манюня".
вот именно такая как надо книжка - с озорными героями, с прелестным запальчивым идеализмом, золотыми сердцами и острумными головами, с драгоценной генетикой, кропотливо выводящей особенный сорт людей - чистых сердцем.

современный мир среагировал на явление "Манюни" по-детски радостно, и я до сих пор не перестаю удивляться насколько же всё-таки люди восприимчивы к доброму.
Вот здесь книга номинирована на премию "На благо мира"
Голосовать просто - проскроллить страницу с текстом вниз - под последней строчкой справа семь сердечек, нажать на седьмое - всё, никакой регистрации не нужно вообще.
promo laragull january 1, 2013 03:12
Buy for 110 tokens
без обсцена без пропаганды того, чего нельзя по законам РФ пропагандировать так же следует учитывать, что из-за стиля журнала ваше промо будет отображаться при чтении жж с планшетов и телефонов, но не будет видно на персональных компьютерах.

транзит

это всё некому сказать,  некому сказать, кроме бога, потому что процесс говорения имеет смысл лишь для тебя самого,
а понимание покупать ценой чужого времени и вынуждения к выслушиванию - нет, не годится,
ибо люди тягостны друг другу, даже когда  неосознанно нарабатывают очки за сочувствие для перехода на следующий уровень.

на котором оказавшись, понимаешь, что нельзя грузить собой - такой вот подвид гуманности, да.
Чем более ты был эмпатичен, тем менее шанс получить отдачу, потому что не она нужна.
вот только первое время не сознаешь нового положения и ощущаешь старую нужду в сочувствии одновременно с новым знанием что грузить собой нельзя - не от застенчивости нельзя, не от избытка такта, это другое "нельзя", это словно неуловимый грех взрослого против ребенка - тот легко выпускает облачко чистейшего упоительнейшего сострадания тебе -  большому несуразному созданию в слезах -   но платит за это потом детскими страхами и сомнениями, которых и без тебя хватает.

и  в сумерках пустой комнаты мучаешь рот словами, и голос не поспевает, и сеешь со слезами эти сгустки звуков в свое поле, и когда еще жатва - не скоро, не скоро, и кому нужно то, что вырастет из этого посева, не думать, не думать, схватиться за проплывающую в пустоте формулу "сеющие со слезами будут пожинать с радостью", и успокоиться на время